Рублевая бочка: как новый нефтяной баланс поможет российской валюте

Динамика цен на нефть остается важнейшим фактором для рубля. Похоже, что с этой стороны среднесрочные перспективы для российской валюты неплохие, считает ведущий аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков

Расчистка рынка

Пока большинство прогнозов на ближайшие 12–18 месяцев не ориентируются на цены Brent выше $50. Именно линию в $50 многие считают границей жизнеспособности американской сланцевой индустрии. По сути, вопрос безудержного роста добычи США был главным для нефтяной индустрии в последнее десятилетие. Если часть этой добычи уйдет в небытие, то нижняя граница цен на нефть заметно поднимется, обеспечив традиционных производителей более предсказуемым будущем.

Последнее время на примере США мы наблюдаем процесс расчистки отрасли от компаний, которые неспособны жить в условиях низких или относительно низких цен на нефть. В первом полугодии 2020 года в мире обанкротилось 25 нефтегазовых компаний и 19 нефтесервисных фирм. Подавляющее большинство из них американские. Вполне естественно, что второй квартал стал самым худшим, ведь рынок пережил крайне маловероятное событие, а именно отрицательные значения по контрактам WTI.

У сланцевых компаний очень тяжелая долговая ситуация, которая начала складываться еще в 2015–2016 годах, когда был предыдущий провал котировок. Многие сланцевые производители не могли занимать на длительный срок, так как привлекали средства преимущественно на рынке «мусорного» долга, где ставки заметно выше, чем для устойчивых заемщиков. И 2020-й — год пандемии COVID-19 — совпал со сроками погашения части таких долгов. Да и остающиеся в обращении долги становится обслуживать слишком дорого. Поэтому процесс банкротств, скорее всего, продолжится во втором полугодии и в 2021 году.

В Международном энергетическом агентстве прогнозируют, что объем инвестиций в нефтяной индустрии сократится в этом году на 20%, или примерно на $400 млрд. При таком уровне вложений к 2025 году на рынке может сформироваться дефицит суточных поставок в объеме до 9 млн баррелей. Так что текущий период низких цен не только расчищает индустрию от неэффективных производителей, но и формирует базу для более высоких цен в будущем.

Конечно, пандемия меняет ландшафт рынка труда и бизнес-процессов. Многие компании перевели сотрудников на дистанционный режим. Интернет-торговля сокращает объем частных поездок. Тем не менее даже в таких условиях мировой спрос уже восстановился до 90% от прошлогоднего, а в 2021 году, когда проявится эффект массовой вакцинации, процесс лишь усилится.

Возвращение к норме

Теперь вполне законно спросить: а где будет рубль? Большую часть своей современной истории российская валюта провела в диапазоне ₽3000–3500 за баррель Brent. Отклонения бывают и весьма сильные, однако затем курс неизменно возвращается в этот коридор. Между тем бюджет уже не ориентируется непосредственно на цены рынка. В рамках бюджетного правила закладывается достаточно пессимистичная цена нефти. Отклонение стоимости вверх предполагает покупку валюты на рынке, а отклонение вниз — пополнение бюджета за счет продаж накопленных резервов. Благодаря этому механизму государству не требуется активно заимствовать на долговом рынке в периоды экономического спада.

Бюджетное правило также защищает рубль от чрезмерного ослабления или укрепления, что может негативно сказаться на корпоративных доходах или поступлениях в бюджет. Кроме того, с 2014 года идет существенное сокращение внешних обязательств как государства и государственного сектора, так и коммерческих предприятий. К 1 июля 2020 года общий внешний долг составил $477,2 млрд, сократившись с начала года на $14,2 млрд. В 2014 году внешние обязательства превышали $722 млрд, что при росте геополитических рисков привело к краткосрочному валютному кризису. Текущее состояние внешнего долга и международные резервы, которые на треть его превышают, почти исключают подобный сценарий.

Соответственно, если станет реализовываться базовый сценарий постепенного восстановления спроса на нефть с ростом котировок до $50–60, то рубль будет стремиться к сохранению своих позиций в коридоре ₽3000–3500 за баррель Brent. Внешнеполитические риски способны привести к отклонениям, но практика последних лет показывает, что их влияние укладывается в диапазон 10–15% ослабления рубля. Таким образом, можно предполагать, что усредненные значения рубля при базовом сценарии будут укладываться в коридор, близкий к ₽65–70 за доллар или при негативном сценарии около ₽71,5–77 за доллар. К 10 сентября стоимость барреля Brent составляла около ₽3050, а курс доллара — ₽75,3. Более того, в текущем курсе усиленно присутствует премия за внешнеполитические риски.

События на рынке нефти в условиях пандемии показали, что производители становятся более гибкими в вопросе сокращения добычи, если стоимость барреля падает ниже $40. Соответственно, мы можем отталкиваться от этой отметки в качестве нижней границы определения рисков ослабления рубля. Текущее соглашение ОПЕК+ призвано удерживать нефть от экстремально низких значений и постепенно нормализовать ситуацию с мировыми запасами в условиях сокращенного потребления до момента возвращения спроса к органическому росту. Не стоит ждать от нефти каких-то резких движений вверх, но можно предположить постепенный рост до более высоких значений. Об этом же нам говорят нефтяные фьючерсы. Поставки в ноябре 2021 года оцениваются на $5 дороже, чем поставки в ноябре текущего года. Рынок ожидает от нефти положительной динамики, как и мы ожидаем от рубля восстановления своих позиций.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Спросите профи», может не совпадать с мнением редакции

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *