«Недовольство жирными котами». Почему политикам не стоит разделять Google :: Новости :: РБК Инвестиции

Влияние интернет-гигантов раздражает власти и общество разных стран. Но если в США последуют советам разделить Facebook или Google, потребители только проиграют, считает управляющий партнер Gagarin Capital Михаил Тавер

Сенатcкое расследование деятельности крупнейших технологических компаний США — Facebook, Amazon, Apple и Google — длилось 15 месяцев, были опрошены десятки свидетелей, написаны тысячи страниц заключений. Выводы отчета довольно однозначны: компании стали естественными монополиями и начали злоупотреблять своим положением на рынке в ущерб интересам общества. Рекомендованное решение — дробление компаний на более мелкие составные части, чтобы лишить их конкурентных преимуществ интеграции и масштаба. На фоне сенатского расследования появились сообщения, что Минюст США намерен через суд заставить Google продать свой браузер Chrome и часть рекламного бизнеса.

На мой взгляд, авторы отчета решили сыграть на общественном недовольстве очередными «жирными котами», начали трактовать преимущества как недостатки и в итоге пришли к неверным выводам. Попробуем разобрать использованные в ходе расследования аргументы.

Что не так с Facebook?

По мнению авторов отчета, социальная сеть со временем стала монополией, что привело к ухудшению контроля за данными пользователей и появлению многочисленных «fake news».

Однако данные собирают все. И пользуются ими все, хотите вы этого или нет. Насколько эти данные будут работать в ваших интересах — решит рынок. Если они позволяют компаниям-рекламодателям лучше вас понимать — это не так плохо. Что касается утечек, то больше всего стоит опасаться за сохранность данных пользователей как раз на мелких и плохо защищенных платформах.

Ну, а проблему «fake news» отчасти создают сами пользователи, которые мало интересуются фактами, не совпадающими с их картиной мира. Попробуйте завести два аккаунта на Facebook (да, это против текущих правил компании, но возможно), и зайдите в девственно чистую ленту. А потом начните полярно формировать свои предпочтения. Пусть один аккаунт ставит лайки, скажем, за «слонов», а другой — за «ослов». Уверяю вас, не пройдет и месяца, как вы увидите разительные отличия в наполнении ленты — у вас будут две противоположных точки зрения. Вы сами формируете свою повестку. Хотите, чтобы это было не так? Но в чем претензии к Facebook?

Что не так с Google и Apple?

Сенаторы уверены, что эти компании злоупотребляют своим положением, продвигая собственные сервисы в ущерб сторонним и принуждая производителей приложений платить комиссии за доступ к инфраструктуре. А Google к тому же коварно пользуется полученными данными о поведении пользователей для улучшения собственных алгоритмов.

Проблема в том, что тот же Google дает информацию, лучше отвечающую запросам пользователя. Почему нет претензий к AltaVista, Yahoo, Bing? Они проиграли и ушли со сцены.

Давайте посмотрим на рекламу. Реклама на подобных площадках — крайне конкурентный рынок. Там давно нет ручных настроек и правят бал алгоритмы, как и на биржах. Те, у кого есть деньги, но нет конкурентного предложения, быстро теряют преимущество, работать становится невыгодно. Google — рыночный механизм, здесь пользователи голосуют деньгами. Кликнул — не понравилось, ушел, кликнул где-то еще. Товар или услуга не куплены, а деньги на рекламу списались со счета рекламодателя. Масштабируйте эту процедуру и все встанет на свои места — предложения, не отвечающие изначальным запросам, просто не удержат ведущие позиции.

Претензии к комиссиям с авторов приложений, на мой взгляд, совершенно неразумны. Инфраструктура Google или Apple дает любой небольшой компании доступ к миллиардам потенциальных пользователей.Такую возможность не может дать больше никто. Стоит ли это денег? На мой взгляд — да.

Более того, если ваше приложение действительно заслуживает внимания, то вы получаете в «фичеринг», то есть вас дополнительно подсвечивают пользователю, включают в рейтинги, приглашают на международные презентации, такие как WWDC.

Что не так с Amazon?

По версии авторов расследования, Amazon доминирует на рынке онлайн-ретейла, а также замещает продукцию сторонних производителей товарами собственного производства.

На мой взгляд, с тех пор, как компания дала доступ к площадке сторонним продавцам, предложение для потребителей увеличилось на порядки. При всем желании, я не могу здесь увидеть ущемления прав конкурентов Amazon. Кто мешает искать вещи ручной работы от мелких производителей, например, на Etsy?

Продавая на своей площадке товары собственного производства, Amazon просто следует примеру крупных розничных сетей, которые давно уже предлагают покупателям товары под своим брендом. Этот метод позволяет компании заработать, выбрав, говоря языком экономистов, ту область под кривой спроса, которая не удовлетворяется текущим ценовым предложением. Конечному потребителю это только на руку.



Рокировка фаворитов: изменит ли коррекция баланс сил в IT-секторе США


Ненужное вмешательство

По сути, сенатской комиссии не нравится в интернет-гигантах то, к чему советует стремиться любой учебник бизнеса: сетевой эффект, улучшение работы систем за счет большого объема данных, экономия на масштабе. Давайте попробуем принять этот подход за догму и предположим, что все способные воспользоваться подобными преимуществами компании разделены. Что мы получим на выходе? Разрозненные, плохо совместимые друг с другом продукты. Да, их много, очень много, но они слабые и не становятся лучше — ведь сетевым эффектом пользоваться нельзя, учиться на данных не стоит. За них приходится платить очень много — ведь конкурировать за счет экономии масштаба нельзя, никаких оптовых скидок. И подстраиваться под запросы крупных закупщиков и делать так, чтобы их продукт работал лучше — неправильно. Я не вижу здесь выгоды ни для кого.

Я венчурный капиталист, то есть покупаю и продаю компании с целью извлечения выгоды. Существенная часть отчета обвиняет крупные корпорации в скупке стартапов. Якобы, это делается с целью не дать им развиваться самим и становиться крупнее. Такая логика непосредственно ущемляет интересы моей отрасли и интересы огромной части стартапов, так как лишает нас существенного пласта
ликвидности 
. Мы не сможем рассчитывать на продажу компании крупному стратегическому инвестору. Компании лишатся возможности быстрого доступа своего продукта к широкой пользовательской аудитории.

Здесь можно вспомнить о знаменитом законе Шермана. Более столетия назад он позволил разрушить нефтяную империю Джона Рокфеллера Standard Oil — тоже под лозунгом борьбы со слишком влиятельными монополиями. Мера была крайне популярна. Компанию разбили на 34 независимых структуры. Правда, со временем они консолидировались в четыре компании, что подсказывает нам: в долгосрочной перспективе рынок все рассудит, но только затраты для конечного потребителя вырастут.

Пока расследование споткнулось о политические разногласия между партиями, особенно острые накануне президентских выборов. Первоначально республиканцы и демократы были едины в стремлении положить конец доминированию технологических гигантов, но в последний момент представители Республиканской партии, у которой большинство в Сенате, засомневались в необходимости резких шагов. Хочется верить, что экономический рационализм в итоге возьмет верх над популистскими мотивами и основные рекомендации сенатской комиссии не будут реализованы.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнение профи», может не совпадать с позицией редакции


Экономический термин, обозначающий способность активов быть быстро проданными по цене, близкой к рыночной. Ликвидный — обращаемый в деньги.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх